Саммит НАТО в Варшаве



Пора подводить его итого.

В целом он стал некоторым формальным Рубиконом, последствия перехода которого могут стать долгоиграющими.

Во-первых, наконец-то чернее названо черным: Россия не партнер НАТО. Было как-то странно официально слушать о «партнерстве» и понимать, что это только красивые слова на публику. Глава блока Йенс Столтенберг хоть и не назвал Россию противником, но и как партнера ее он больше тоже не рассматривает.

Во-вторых. Размещение на восточной границе НАТО четырех батальонов. Это скорее символический, нежели реальных шаг, но он может стать первым. Три батальона в Прибалтике конечно смогут помочь этим странам в случае вторжения продержаться лишний день, но ведь его не будет. В свою очередь и как наступательную, эту группировку назвать сложно. Один новый батальон в Польше на фоне уже расквартированной польско-литовской бригады на Украине, никак не изменит баланса сил в регионе. То есть мы имеем символический жест, который должен подчеркнуть единство стран НАТО и озабоченность усилением России. Тем не менее, он может стать только первым шагом к эскалации противостояния. Примечательно, что именно Михаил Горбачев так озаботился этим. Молчал бы лучше. Именно благодаря ему теперь линия противостояния проходит не по Эльбе и Балканам, а по Неману, Прибалтике и Украине.

В-третьих. Вопрос Украины, несмотря на то, что саммит в Киеве называли никак не иначе, как саммит Украина-НАТО, был не главным. Больше говорили о порванном носке Порошенко, чем о проблемах страны. Очередной раз Киев услышал, что членом НАТО он не будет, что с неурегулированными территориальными вопросами логично, а помощь блока и далее будет сводится к передаче со складов разнообразного старого снаряжения, которое будет преподносится, как великая помощь «всего прогрессивного человечества». Какая-то новая формула партнерства? А что она меняет по сути? Просто красивые слова, чтобы подсластить бочку дегтя, которую в рваном носке должен отвезти Петр Порошенко в Киев.   

Итак, решения приняты. Акценты на противостояние с Россией на уровне НАТО расставлены теперь почти официально. Видно, что США и часть стран блока очень хотят втянуться в противостояние с РФ и тем самым сломать тенденции образования экономической оси Берлин-Москва-Пекин. Собственно это и есть главный итог саммита. Кто и что победит по итогу, пока говорить рано.

Метки:
Подписаться на Telegram канал yurasumy
promo yurasumy may 8, 2016 14:11 24
Buy for 300 tokens
Теперь здесь будут размещаться мои видеозаписи: https://www.youtube.com/channel/UCSQSxUJb4zH1SEpzNerSLLg Мой старый аккаунт в Мордокниге не работает и уже окончательно. Этот аккаунт теперь будет рабочим https://www.facebook.com/profile.php?id=100012191972251 Он будет своеобразным зеркалом…
"Именно благодаря ему теперь линия противостояния проходит" - ну смешно же. Горбачёв не Сталин, он единоличного решения по распаду СССР не мог принять от слова абсолютно. Решило это Политбюро ЦК КПСС, то есть вся коммунистическая элита СССР.

Так что "благодарить" надо коммунистов, второй раз в 20 веке разваливших великую страну...
= Горбачёв не Сталин, он единоличного решения по распаду СССР не мог принять

Но у него было много сторонников. Член Политбюро КПСС А.Н. Яковлев потом писал: «После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина. Надо было ясно, четко и внятно вычленить феномен большевизма, отделив его от марксизма прошлого века. А потому без устали говорили о «гениальности» позднего Ленина, о необходимости возврата к ленинскому «плану строительства социализма» через кооперацию, через государственный капитализм и т.д.
Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще. Начался новый виток разоблачения «культа личности Сталина». Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна».
В 2001 году Яковлев, вспоминая о своей деятельности, признавался: «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить — другого пути не было. Мы должны были — и в этом специфика перестройки тоталитарного строя — сломать тоталитарную коммунистическую партию».